Перуя
Жизнь как шоколад, но настоящий шоколад горький...
Название: Улыбка адмирала
Автор: Перуя
Фэндом: Вера Камша «Отблески Этерны»
Пейринг: Ротгер Вальдес, Олаф Кальдмеер
Рейтинг: G
Жанры: songfic
Категория: джен /ищущие да найдут... намеки на слэш/
Размер: драббл
Статус: завершен
Дисклеймер: персонажи принадлежат их автору
Аннотация: Ротгера Вальдеса тянет к пленнику, но их беседы не клеятся...
От автора: Признаюсь честно, книги не читала, только то, что касалось упомянутых персонажей и плена, чтобы достоверно описать факты, без которых не обойтись и понять, что же там произошло между адмиралами и насколько песни Канцлера Ги близки к канону. И было очень жаль обнаружить, что подробностей этого плена и отношений персонажей в книге столь мало. Ведь почва столь плодородна... даже для джена.
Размещение: с моим авторством и ссылкой на размещение

- Наконец-то.
Не успел адъютант пленного адмирала покинуть комнату, как в проеме двери, с извечной улыбкой на устах, возник Ротгер Вальдес.
- Позвольте узнать, что значит сие восклицание? – поинтересовался Кальдмеер, тяжело садясь на постели, но не позволив себе остаться лежать в присутствии приютившего их врага. Да и потом, ему действительно стало немного лучше.
- Ваш преданный пес, - в черных лазах вице-адмирала притаилась улыбка. – Стоило огромных усилий заставить фок Фельсенбурга покинуть вас даже на четверть часа. Он хоть спал все это время?
Мальчишка охранял своего адмирала неотступно, днем и ночью, игнорируя заверения хозяина дома, что им ничто не угрожает. И защищал бы, возникни такая необходимость, до последнего своего вздоха. Вальдес был в этом уверен. Достаточно вспомнить тот факт, что Руперт сдался врагу, ради спасения жизни мужчины, притащив без памяти на талигойский корабль. Интересно, Кальдмеер знал? Впрочем, о чем он, вряд ли парень смог бы соврать своему командиру.
Олаф Кальдмеер тепло улыбнулся, и Вальдес почувствовал сожаление на грани ревности от того, что эта улыбка предназначалась не ему, а юному адъютанту.
- Руппи добрый и верный мальчик.
После их первой беседы они почти не говорили. Споры о политике неизменно приводили к ссорам и молчанию пленника, а обмен воспоминаниями служил невольным напоминанием о потерях и утратах, которые постигли Ледяного, и ранили пленника. Не появляться же, чтобы проведать человека, за которого взял ответственность, было выше его сил. Адмирал притягивал к себе, такой холодный и спокойный, как любой чистый перед своей совестью и страной человек. И навещая пленника, Бешеный старался удержаться в рамках светской беседы, чтобы продлить свое пребывание в комнате.
- Вы говорите о нем, как о дитя, - улыбнулся он, опускаясь в кресло визави к Олафу Кальдмееру.
Впрочем, родич кесаря годился адмиралу в сыновья, удивительно ли, что ледяное сердце того воспринимало адъютанта как ребенка?
- Вы правы, - Кальдмеер тихо вздохнул. А может просто показалось. – Только тот, кто видел смерть и предательство, уже не станет прежним, и за этот бой Руперт сильно и безвозвратно повзрослел.
Взгляд адмирала снова был устремлен в окно, но видел он отнюдь не снежный живописный пейзаж. Ротгер не безосновательно полагал, что пред взором Ледяного беснуются волны залива и льется кровь, а в ушах стоит грохот пушек и голоса тех, кого навеки приняло к себе море. Тех, кто был дорог его сердцу, кто верил в него и шел в бой по одному только слову адмирала.
- Не вините себя. Если бы не Альмейда и не буря…
- Не надо меня утешать, - тихо, но твердо сказал Олаф, в машинальном жесте коснувшись пальцами старого шрама. – Я давно не дитя.
- Это верно.
Вальдес позволил себе безобидную усмешку, скользнув взглядом по фигуре мужчины.
- И мы оба прекрасно все понимаем, - игнорируя, а может не замечая, продолжил тот. - На войне всегда есть победители и побежденные, так уж повелось испокон веков. Сегодня удача отвернулась от меня, а завтра…
- Угрожаете? - приподнял бровь талигоец, впрочем, если бы Кальдмеер посмотрел на него, мог бы увидеть на его губах улыбку.
- Полагаете, в моем положении это уместно?
- Вы бы и не стали… - опроверг собственное предположение Бешеный, наливая себе вина. – Вы слишком цените собственные слова, верно? Потому так не разговорчивы. Или дело в плене?
Кальдмеер едва уловимо поморщился, осторожно меняя положение, боль от ран продолжала терзать его, вгрызаясь в тело.
- Вы окружили меня такой заботой, что я чувствую себя скорее в гостях, - признался мужчина, словно невзначай, уходя от ответа.
- Столь достойный и благородный противник, как вы, адмирал, заслуживает подобного обращения.
Ледяной все с той же не пробивной невозмутимостью покачал головой:
- Я сын простого оружейника, Вальдес, - возразил он.
Вероятно, некоторые персоны не уставали напоминать адмиралу о его происхождении – с людей станется.
Вражеский вице-адмирал усмехнулся:
- Благородство не передается по крови, - позволил он себе возразить пленнику. – Мне показалось, вы это прекрасно понимаете.
Собеседник промолчал, крыть было нечем, а может просто не счел необходимым ответить. Перевел взгляд на хозяина дома, возвращаясь из недалекого прошлого в реальность гостеприимного плена. Чтобы застать на лице талигойца странное выражение, слетевшее словно маска, стоило тому привычно улыбнуться, качнув головой. Сделать глоток вина.
- Так что вы хотели-то, Вальдес? – поинтересовался Кальдмеер, вспоминая начало беседы. Странное чувство, будто Бешеный хотел остаться наедине. Только чем ему мешал Руперт, старающийся не встревать в разговоры старших по званию?
- Врач позволил выводить вас на прогулки. Вам необходим свежий воздух, чтобы скорее пойти на поправку. Так что я хотел предложить прогуляться со мной, как вы на это смотрите, адмирал?
Последние несколько дней погода стояла просто чудная, так что если накинуть на плечи пленника теплый плащ, простуда тому не грозит.
- С удовольствием.
И улыбка этого человека, наконец, принадлежала Ротгеру. Тому, кто понимал, как тяжело долгое время оставаться в четырех стенах человеку, который привык к морским просторам и ветрам, которому необходима была свобода, даже если сейчас это только иллюзия.
Теперь Вальдес знал, что надо делать, чтобы удостоиться этой чести.

@темы: Олаф Кальдмеер, Ротгер Вальдес, джен